Разное«С нами Бог!»: Русь и крестоносцы в Прибалтике

Обо всём на свете
Anonymous
 «С нами Бог!»: Русь и крестоносцы в Прибалтике

Сообщение Anonymous »

«С нами Бог!»: Русь и крестоносцы в Прибалтике

Предыстория Невской битвы и Ледового побоища началась в XII веке с приходом шведов в Финляндию, а немцев – в Прибалтику.
Невская битва и Ледовое побоище, произошедшие в 1240 и 1242 годах, по праву считаются переломными моментами в борьбе Новгородской земли против экспансии шведских и немецких рыцарей на Восток. Однако соперничество между русскими княжествами и католическими государствами началось задолго до известных сражений средневековой отечественной истории. Прибалтика и Южная Финляндия оказались в орбите влияния Рюриковичей чуть ли не с самого начала истории государства.

Полоцк, Новгород и Балтийский регион — отношения с язычниками
Ещё до начала государственности славянские и финно-угорские племена северо-запада постоянно взаимодействовали друг с другом. Вполне вероятно, что некоторые из неславянских этносов в результате вошли в состав основанного Рюриком государства. Что же происходило с приграничными чудью, ижорой и другими племенными союзами?

Новгородцы ещё в X веке подчинили себе племена на южном побережье Финского залива. Известно, что в 947 году княгиня Ольга начала ставить на территориях этих этносов «погосты и дани». Позднее в правление Ярослава Мудрого для укрепления позиций Древней Руси в этом регионе была заложена крепость Юрьев (нынешний город Тарту). Действуя с помощью «мягкой силы», новгородцы не распространяли среди предков эстонцев православную веру, не держали гарнизонов непосредственно в их землях. Вместо этого они сотрудничали с верхушкой местной племенной знати — те сами собирали дань и отправляли её в Новгород.
Однако не всегда всё было гладко. Летописи сообщали об актах неповиновения эстонских племён. Например, после смерти Ярослава Мудрого население восточной Прибалтики восстало, разорило Юрьев и направилось осаждать Псков — ближайшую по дороге на Новгород крупную крепость. Около 50-ти лет русские князья не могли восстановить контроль над этой территорией — лишь Мстислав Владимирович в 1116 году вновь подчинил эстов в результате похода на Оденпе, что на юге современной Эстонии.

Активную внешнюю политику в Прибалтике проводило и Полоцкое княжество — «изгой земли Русской». Потомки Рогволда распространяли своё влияние на территории современной Латвии: дань платили племена ливов, латгалов, селов и земгалов. Тем не менее, не все латышские племена оказались в зависимом положении от Полоцка — воинственные курши вплоть до прихода немецких рыцарей оставались независимыми. В отличие от эстов, живших ещё по заветам предков и не знавших «феодализма», полоцкие князья в Латвии имели два полузависимых от себя опорных пункта: Герицке и Кукенойс. Археологические данные свидетельствую о том, что на этих территориях было широко распространено православие, а возводить каменные сооружения помогали русские мастера. Тем не менее, полоцкие князья ограничивались номинальным главенством над Герицке и Кукенойсом — во многом именно это послужило причиной их падения в начале XIII века.
Новгородская республика проводила похожую политику на Карельском перешейке и в Финляндии. Племена корел, проживавшие на перешейке между Финским заливом и Ладожским озером, довольно рано попали под влияние русских князей, к XII веку между ними установились союзнические отношения, которые некоторые исследователи называют «конфедеративными». В то же время финское племя емь сопротивлялось новгородской экспансии — летописи сообщают о походах, которые проводили русские и корелы, например, в 1191 году. Именно тогда набирает обороты шведский натиск на восток — в середине XII века рыцари во главе с королём Эриком IX проникают на территорию Финляндии и присоединяют её к своему государству. Начинается долгое соперничество между скандинавами и Новгородом.

Шведско-Новгородские войны: борьба за Финляндию
Первое вооружённое столкновение между шведами и новгородцами датируется 1142 годом. Значительная флотилия скандинавов, состоявшая из 60 кораблей-шнек, внезапно напала на русские торговые суда, шедшие из Балтийского моря домой. Тогда в устье Невы нашли свой вечный покой 300 человек — по 150 с обеих сторон. Именно в это время Швеция начинает завоевание Финляндии, поэтому некоторые исследователи небезосновательно предполагают, что новгородские купцы стали свидетелем одного из походов.

Во второй половине XII века шведские рыцари предприняли целую серию военных походов в юго-западную Финляндию, в результате которых они завоевали проживавшее там финское племя сумь. За несколько лет до этого скандинавские феодалы могли наблюдать, как саксонский герцог Генрих Лев организовал «крестовый поход» против поморских славян с целью навязать им «истинную веру» — вполне возможно, что именно это военное мероприятие послужило примером королю Эрику и его предшественникам (если мы допускаем, что новгородские торговцы встретились именно с крестоносцами).
Именно тогда начинается борьба за доминирование в регионе между Швецией и Новгородом. В 1164 году несколько тысяч скандинавов вторгаются в пределы Северо-Западной Руси и начинают осаду Ладожской крепости. Попытка закрепиться на берегах Ладожского озера провалилась — в мае русские дружины разгромили захватчиков в битве на реке Воронежка, после чего стратегическая инициатива в противостоянии перешла к Новгороду.

Республика использовала тактику морских набегов, а основной ударной силой для таких военных акций были ушкуйники — средневековые русские каперы. По мнению отечественного исследователя И. Шаскольского, в 1178 году корелы, поддерживаемые новгородцами, совершили дерзкое нападение на резиденцию финского епископа Родульфа, Ноуси, а самого клирика увезли с собой. Согласно источникам, церковник умер в плену. Через 9 лет, в 1187 году, ушкуйники вместе с теми же корелами, предприняли не менее авантюрную вылазку в Сигтуну, древнюю столицу Швеции. Последствия того похода можно наблюдать и сейчас — одну из стен Софийского собора в Новгороде украшают Магдебургские врата, вывезенные из разорённого шведского города. Тогда же новгородцы были вынуждены приостановить балтийскую торговлю, которая в то время осуществлялась через остров Готланд — «эмбарго» длилось 13 лет, пока в 1201 году товарооборот не восстановился, но уже на русских условиях.
В то же время в последние десятилетия XII века новгородцы организуют серию походов против финского племени емь, проживавших в юго-восточной части современной Финляндии. Исследователи связывают возросшую активность русских на этом направлении с установлением шведского владычества в юго-западной Финляндии. Окончательно подчинить тогда свободолюбивое племя не удалось — например, в 1228 году емь совершила поход на Ладожскую крепость в ответ на фактическое разграбление своей территории Ярославом Всеволодовичем годом ранее. Не отстают новгородцы и от шведов — в скандинавских хрониках можно найти информацию об опустошительных походах русских и корел на территорию шведской Финляндии, самым крупным стал набег 1198 года, в результате которого, видимо, был убит уже третий по счёту католический епископ, Фольквин.

После этого оглушительного успеха активность новгородцев в Финляндии постепенно сходит на нет, несмотря на то, что открылась реальная возможность окончательно изгнать шведов из этого региона — состояние колонии оставляло желать лучшего. Однако республику стали заботить другие проблемы — прежде всего, участие в непрерывной борьбе русских князей за доминирующее положение на осколках некогда единой Киевской Руси. Кроме этого, ещё одно обстоятельство заставило господина Великого Новгорода временно заморозить активную политику в Финляндии — в начале XIII века с Запада в Прибалтику началось проникновение немецких крестоносцев.

Полоцкое княжество: как гости отобрали земли
В конце XII века ко двору полоцкого князя Владимира прибывает католический проповедник Мейнард фон Зегерберг и с согласия правителя начинает проповедовать свою веру среди язычников-ливов. Он строит церковь и каменные крепости, ссылаясь на постоянные набеги литовских племён — князь соглашается с доводами иноземца и разрешает ему свою деятельность. Однако местные были не совсем довольны развернувшейся активности немецкого клирика. Они сожгли церковь, а самого Мейнарда посадили под домашний арест. Информация об этих событиях достигла Рима, и папа Целестин III объявил о начале крестового похода против язычников. Сам Мейнард был против насильственного обращения ливов в католичество, но из-за своей смерти не смог препятствовать решению понтифика.
В 1198 году новый ливонский епископ, Бертольд Шульте, при поддержке немецких рыцарей высадился в устье Даугавы и встретил ожесточённое сопротивление местных племён. Во время битвы он был убит, а обозлённые немцы огнём и мечом прошлись по сёлам непокорных язычников. Через 4 года на месте сражения была основана Рига, ставшая опорным пунктом для немецких завоевателей в регионе.

Первое время Владимир Полоцкий не уделял достаточного внимания происходящим на зависимых от него территориях событиям. Но основание Риги и активизация крестоносцев заставили его принимать решительные меры. В 1203 году он захватил замок Икскюль — бывшую резиденцию проповедника Мейнарда, но дальше этого успеха дело не пошло: крестоносцы оказали князю сопротивление во время осады Гольма. В 1206 году Владимир попытался взять Ригу, но попытка не увенчалась успехом.

Крестоносцы были более удачливыми. С 1207 по 1209 годы они смогли захватить зависимые от Полоцка княжества Кукейнос и Герсике, обосноваться на побережье Даугавы и заложить Венденский замок. Владимир Полоцкий стремился заручиться поддержкой Новгородской Республики, в это время тоже столкнувшейся с агрессией крестоносцев против племён эстов, но договор так и остался в планах — в 1210 году рижский епископ и князь Мстислав Удатный заключили мир и договорились о разделении сфер влияния в Восточной Прибалтике. Новгородцы признавали немецкие завоевания в Ливонии в обмен на привилегии в торговле.
Владимир Полоцкий остался в одиночестве. В 1210 году он тоже был вынужден пойти на перемирие с немцами, но оно продлилось недолго — в 1212 году вспыхнул конфликт с рижским епископом, причиной которому было прекращение выплаты дани ливами в Полоцк. Фактически это означало полную утрату контроля над землями, куда пришли немцы. Владимир планировал очередной военный поход против крестоносцев, но этим планам помешала смерть князя в 1215 году.

Крестоносцы в Прибалтике — борьба за Эстонию
Новгородские правители, видя положение, в которое попал Владимир Полоцкий, решили, пользуясь перемирием с крестоносцами, максимально укрепить своё положение в Эстонии. Ещё в 1209 году князь Мстислав Удатный предпринимает серию походов на эстов, а в следующем году в результате штурма Оденпе заставляет их принять православие — беспрецедентное решение для русских князей, до этого момента никогда не насаждавших свою веру язычникам. Однако православные клирики, в отличие от своих католических коллег, не были готовы к новым вызовам — большое количество язычников предпочли принять в свои земли западных миссионеров, а от новгородских войск им зачастую помогали отбиваться отряды немецких рыцарей.
Крестоносцы же продолжали свой марш на Восток. В 1217 году они разбили войска эстов в сражении при Вильянди. Поражение поставило крест на надеждах о независимом положении. Теперь эсты стали тяготеть к сотрудничеству с Новгородом. Ситуацию усугубляло появление нового игрока в Эстонии — датского короля, прибывшего в регион, пользуясь приглашением рижского епископа Альберта и заложившего замок, ставший в будущем центром Таллина. С 1219 года в регионе начинаются полномасштабные военные действия.

В 1219 и 1222 годах новгородцы и псковичи, поддерживаемые литовцами, пытались взять Венден, опорный пункт Ордена Меченосцев в регионе, но безуспешно. В 1223 году русские подошли под стены датской крепости в Ревеле, но крестоносцы решили не помогать осаждённым, а напасть на русский опорный пункт в Юрьеве. Скандинавскую твердыню взять не удалось, а Юрьев пал — его обороной командовал Вячко, бывшей владетель Кукейноса до прихода в Латвию немецких завоевателей.

Новгородцы стремительно теряли контроль над ситуацией. Спустя 4 года после падения Юрьева, в 1228 году, сын Всеволода Больше Гнездо, Ярослав, планировал с поддержкой владимирских князей покончить с присутствием крестоносцев в Прибалтике и пойти на Ригу, но этому помешало перемирие, заключённое между Псковом и немцами. Тем не менее, именно с Ярославом связаны успехи, достигнутые на западном направлении до начала монгольского завоевания Руси.
Разобравшись с внутренними неурядицами и добившись поддержки псковичей, Ярослав воспользовался нападением крестоносцев в 1233 году на Тесово в верховьях реки Луги и призывом Папы Римского Григория IX наказать русских за то, что те препятствуют обращению прибалтийских язычников в истинную веру. В 1234 году он выступил с многочисленным войском, целью похода стал Дерпт — бывший Юрьев, где погиб князь Вячко. Ярослав не решился брать перестроенную крестоносцами крепость прямым штурмом — он принялся разграблять окрестные селения, тем самым пытаясь выманить немцев на прямое сражение. Битва на Омовоже стала настоящей прелюдией к Ледовому побоищу, состоявшемуся спустя 8 лет — летописи пишут о том, как тяжеловооруженные рыцари утонули в реке: «и яко быша на рече на Омовыжи Немьци и ту обломишася истопе их много».

Крупная победа Ярослава привела к заключению выгодного для русских мира: восточные и южные земли, подконтрольные Дерптскому епископству, переходили под юрисдикцию Пскова. Новгород смог взять реванш за прошлые поражения, но триумф длился недолго. Уже через несколько лет на Русь пришли монгольские завоеватели, а решать проблему в новых политических условиях пришлось сыну Ярослава, Александру.
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Реклама
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:chelo: :) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :clever: :sorry: :angel: :read: *x)
Ещё смайлики…
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.

  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение