РазноеБлагодатные плоды христианского благовестия

Обо всём на свете
Anonymous
 Благодатные плоды христианского благовестия

Сообщение Anonymous »

Восточное Православие, несмотря на борьбу внешнюю и внутреннюю в описываемый период своей истории, как и раньше светило миру, возвещая ему радостную весть о Боговоплощении, укрепляя и возрождая жизнь человечества Святыми Таинствами. Оно учило его милосердию, помощи обездоленным и беззащитным, развивало его духовно и умственно. Приходы, монастыри и отдельные христиане отдавали свои силы и средства на дела благотворительности. При церквах строились госпиталя, убежища для престарелых и сирот. Многие иерархи, как, например Патриарх Александрийский Иоанн Милостивый (609–620), никогда не отказывали в помощи никому из просящих. Их примеру следовали и многие миряне. Особенно прославились подвигами своего милосердия женщины христианки. Имена матерей и жен великих святых, как, например, Диакониссы св. Нонны († 374), матери св. Григория Богослова и жены Еп. Григория Назианского († 374), св. Макрины († 379), сестры Василия Великого и св. Григория Нисского, св. Олимпиады (t 410), верной помощницы Иоанна Златоуста, а также св. Ксении († 457), св. Нины, просветительницы Грузии († 335), св. Публии Сирской († 369) и св. Мелании († 439), сияют яркими светочами в истории человечества. Эти богатые и знатные женщины добровольно сложили с себя все свои земные преимущества и отдали себя всецело на служение ближнему.

Церковь высоко подняла достоинство женщины, считавшейся другими религиями низшим неодухотворенным существом. Она открыла ей путь к служению Богу и обществу, и вплоть до XII века женщины диакониссы принимали деятельное участие в богослужении и тайнодействиях христианской общины12.

Не менее значительные вклады внесла Церковь в умственную и в артистическую жизнь человечества. Великие мыслители и богословы Церкви: св. Василий Великий († 379), св. Григорий Богослов († 389), св. Григорий Нисский († 394), блаж. Августин (354–430) расширили горизонты человечества, дали ему новое познание тайны жизни Божества. Великие аскеты и наставники духовной жизни, как, например, Антоний Великий (251–356), Макарий Египетский († 390), Ефрем († 378) и Исаак (VII век) Сирианин, Иоанн Лествичник († 606), Максим Исповедник (582–662), Симеон Новый Богослов († l033), Григорий Палама (t (1360), глубоко проникли в сущность духовной жизни человека и оказались непревзойденными никем учителями духовного совершенства. Другие святые, как Иоанн Златоуст († 407) или Амвросий Медиоланский (340–397), показали примеры пастырской ревности, безбоязненной защиты человеческой личности перед всесильной властью Императора.

Велик был и вклад Церкви в поэзию. Христианские гимны и песнопения достигают редкой изобразительной силы и красоты. Роман Сладкопевец (VI век). Св. Андрей Критский (650–725), Иоанн Дамаскин († 749) и инокиня Кассия (IX столетия) могут быть по праву внесены в число первоклассных мировых поэтов. Архитектура и живопись также получили широкое развитие под влиянием христианской веры.

Достижения Церкви не были ограничены лишь вершинами человеческого духа. Она распространяла свет среди широких масс народа. Всюду создавались школы, возникали центры обучения. Племена, которые не имели своей письменности, создавали ее под влиянием христианства. Грузинский, армянский, коптский и различные малоазиатские и все славянские языки начали свою литературу с перевода на них Священного Писания. Неустанная миссионерская деятельность Церкви несла высшие нравственные понятия отдаленным и малодоступным странам. Христианство в течение первых десяти веков проникло в Абиссинию, в Индию,"в Среднюю Азию и Китай, и было проповедуемо во всей Европе. Эта проповедь Евангелия стоила жизни многим отважным миссионерам, мужчинам и женщинам, готовым на все жертвы, ради распространения истины, несшим веру и надежду людям, находившимся во тьме неведения и суеверий. Ни преследования, ни угрозы не могли остановить этой работы.

Наконец, христианское влияние сказалось на всем мировоззрении передового человечества. Исчезли игры гладиаторов, смягчались нравы, были отменены самые жестокие виды пыток и наказаний. Начало пробуждаться сознание греховности и несправедливости рабства. Но Христианство вошло в мир не как революционная сила. Церковь не пыталась установить свои законы вместо законов государства. Медленно, но неуклонно она очищала сознание людей, открывала им глаза на истину и учила их бороться с грехом. Так, например, она не пыталась сломить рабство, на котором был построен весь социальный и политический строй дохристианского человечества, но она не переставала твердить о равенстве всех людей, об ,их братстве во Христе. Она призывала всех на трапезу Святой Евхаристии, где богатый и бедный, раб и господин, знатный и нищий, – образовывали одну семью, принимая из одной чаши животворящую Плоть и Кровь Спасителя.

Таковы были дары новой светлой жизни, которые щедро раздавались Восточной Церковью всем, просившим ее благодатной помощи. То же благотворное влияние оказывала Церковь и на Западе, просвещая и возрождая новые народы, затопившие бывшую Римскую Империю, докатившиеся до южных границ Италии и Испании и даже частично переправившиеся в Северную Африку.

Но, к несчастью, начиная с одиннадцатого века, пути восточных и западных христиан решительно расходятся друг с другом и каждая сторона замыкается в своих пределах.

Римская Церковь
После разрыва своих отношений с Православной Церковью, Христианский Запад стал строить свою жизнь на признании Епископа Рима за единого непогрешимого главу Вселенской Церкви. Широкое распространение этой веры на Западе было одним из главных последствий раскола с Востоком. Отрезав себя от Православия, западные христиане стали приписывать папе все большее значение.

Это сосредоточие всей церковной власти в руках одного епископа придало стройность и единство управлению Римской Церкви и создало в ней тот дух дисциплины и послушания, которые никогда не были уделом Востока. Но эта же вера в главенство папы принесла не только благоприятные, но и разрушительные плоды. Папа Римский начал совмещать в себе власть первоиерарха Церкви и могущественного светского владыки, который требовал подчинения себе со стороны императоров и королей. Сама Церковь обратилась в некое подобие всемирной империи, и ее деятельность стала отступать от духа братолюбия. Средневековая Европа с ее глубоко-религиозной культурой, с ее величественными готическими храмами, учеными монахами и властным духовенством, является большим духовным достижением в истории человечества. Ее религиозно-философские и художественные произведения вызывают всеобщее преклонение и восхищение. Она умела создавать целостных и сильных людей, святых, подобных Бернарду Клервоскому (1091–1153), Франциску Ассизскому (1182–1226), Екатерине Сиенской (1347–1380) и Терезе Испанской (1515–1582). Она родила богослова подобного Фоме Аквинату (1225–1274), произведения которого являются неисчерпаемым источником для умозрения. Но вместе с тем ее культура была лишена того смиреномудрия и духа свободы, которые являются неотъемлемыми спутниками зрелого христианства. Латинское Средневековье было односторонне, оно пошло по пути, который привел его к неизбежной церковной революции, повлекшей за собою разрушение всего его величественного и стройного здания.

Первые голоса недовольства раздались в тех странах, которые в начале своей христианской истории были приобщены к восточной православной традиции. Иоанн Гус (1369–1415) в Чехии13 и священник Уиклиф (1320–1384) в Англии14 подняли протест против Рима и его владычества над Западной Европой.

Папство, хотя и ослабленное своими внутренними неурядицами15, все еще было достаточно сильно для беспощадного подавления этого опасного движения. Иоанн Гус погиб на костре в 1415 году. Уиклиф был посмертно отлучен от Церкви. Его кости были вырыты из могилы, сожжены и их пепел был рассеян по ветру. Но если папской власти удалось заглушить первые признаки недовольства, то она оказалась бессильной перед новым, и на этот раз гораздо более серьезным, восстанием против ее авторитета, случившимся в XVI веке и известным под именем Церковной Реформации.

Реформация
Борьба против Рима началась одновременно в разных странах Европы, и во главе ее встали столь отличные лица, как немецкий монах Мартин Лютер (1490–1546), французский адвокат Иоанн Кальвин (1509–1564), швейцарский священник Цвингли (1484–1531) и английский король Генрих VIII (1509–1547). Раз вспыхнув, пожар духовной революции охватил своим пламенем всю Западную Европу и казалось, что он повлечет за собой окончательное уничтожение папской власти.

После упорной столетней борьбы, которая носила то богословский характер, то принимала форму военных столкновений, перемирие между враждующими партиями было достигнуто. Ни одна из них не добилась победы, и оно оставило Западную Европу разделенной на два лагеря – римской и реформированной Церквей. Большая часть романских народов – итальянцы, испанцы, французы, остались на стороне Рима, но большинство немцев, скандинавцев и англо-саксонцев заняли враждебную Риму позицию.

Последствия церковных расколов
Таким образом, Запад дорогою ценою заплатил за свое обособление от Православного Востока, но и Восток многое потерял, благодаря прекращению общения с Западом. Он не только оказался бессильным сохранить свою политическую независимость перед лицом торжествующего магометанства, но и его умственная и социальная жизнь лишилась того богатства и той энергии, которые были ее украшением в эпоху неповрежденного единства Церкви. История показывает, что посколько христиане следовали заповеди о любви, они изобиловали дарами благодати и с ревностью проповедовали истину Боговоплощения неверующему и языческому миру. Но там, где они отрекались от братолюбия, они обрекали себя на внутреннее и внешнее поражение. Христианство есть религия свободы, а не принуждения. Члены Церкви могли избирать как путь согласия, так и путь соперничества. Однако, встав на него, они оказывались захваченными круговоротом страстей, становились жертвой национальной исключительности, личных интересов и желаний властвовать друг над другом.

В особенности два убеждения, получившие широкое распространение среди христиан, повлекли за собой губительные последствия. Первым из них было мнение, что государство, с присущим ему насилием, имеет возможность и даже несет долг охранения единства Церкви и чистоты ее учения. Второе, еще более трагическое недоразумение, было связано с идеей, что христиане в защите правоверия могут и даже должны употреблять принуждение против отступников от истины. На этом основании некоторые христиане стали учить, что Бог не только не накажет гонителей еретиков, но, наоборот, воздаст им сторицей в Своем Царстве за эту ревность о вере.

Эти два убеждения не находят своего подтверждения, ни тем более оправдания, в Новозаветном Благовестии и потому, как противоречащие воле Божией, они принесли неисчислимый вред Церкви и человечеству. С того времени, как христиане стали пытаться путем насилия прекращать разногласия, возникавшие в их среде, Церковь стала все более раздираться на части. Такие же разрушительные последствия имели и попытки государства заставить христиан подчиняться правилам веры и благочестия, которые были одобрены светской властью.

Расхождение и споры должны быть в Церкви. Апостол Павел говорит: должно быть разномыслию среди вас, чтобы открылись искуснейшие16. Человек углубляет свое знание через обсуждение спорных вопросов с другими. Поэтому разрушительны не расхождение, а вражда, не споры, а ненависть и поспешные отлучения друг друга от Церкви. Истина обладает всепокоряющей силой, однако, История Церкви содержит ряд разительных примеров, что те из ее защитников, которые стремились навязать ее насилием, оказывались главным препятствием для ее победоносного распространения.

Расколовшееся христианское человечество, однако, не было отвергнуто Богом. Его благодатные дары не были отняты от разделившихся между собою членов Церкви, но они все принуждены были нести ярмо унижения, страданий и умаления веры за свое непослушание заповеди Спасителя о пребывании в единстве друг с другом. Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга... По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Еванг. от Иоанн, гл. 13, ст. 34–35). Нет более трудной и более радостной заповеди, чем заповедь о любви, и об этом свидетельствует история всей Церкви, со всеми ее победами и поражениями.
Изображение

Реклама
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:chelo: :) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :clever: :sorry: :angel: :read: *x)
Ещё смайлики…
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.